26 августа 2019 г.

От Питера до Владивостока: голландский велосипедист покоряет Россию

Считается, что русский мужик долго запрягает (зато уж как гром грянет, так начнёт креститься — не остановишь). Определённая доля правды в поговорке точно есть. Пока мы мечтаем посетить Европу, погулять по Карлову мосту, заглянуть на площадь Красных фонарей в Амстердаме и скрестить кружки «Будвайзера» на брудершафт с немецким бюргером, Европа едет к нам. Причём в прямом смысле — на велосипеде. 

Эндрю Швейцер, «простой голландский парень», работающий архитектором, внезапно понял, что в родных голландских стенах стало невыносимо душно. Он вытащил из чулана велосипед, нагрузил рюкзаки дорожным скарбом — и поехал покорять Россию. Цель — от Питера до Владивостока. В минувшее воскресенье Эндрю добрался до Тюмени. 

Господин Швейцер не создает шоу из своего путешествия. Он не хвастает друзьям на Фейсбук, не пишет пронзительные письма матушке в Амстердам, не отчитывается перед спонсорами. Да и спонсоров у Эндрю, откровенно говоря, никаких нет. Бюджет путешествия — его зарплата да скромные отпускные. Со СМИ голландец тоже старается не общаться. Но для читателей «Тюменских известий» путешественник сделал исключение за чашкой невкусного столовского кофе. 

— Россия для меня — не чужая страна. Я здесь уже третий раз, хоть и впервые со столь сумасшедшей идеей. Видишь, даже язык выучил, занимаюсь у репетитора. Только ты все равно говори помедленнее в два раза, как в анекдоте про полицейских. 

— Идея действительно сумасшедшая. Как она вообще пришла тебе в голову? Проснулся утром и понял, что не можешь жить без России? 

— О, конечно, нет. Во-первых, мысль о большом путешествии я держал давно. Да и сама подготовка заняла несколько месяцев. Нужно было разработать маршрут, продумать, где я буду передвигаться на велосипеде, а где поеду поездом. Купить необходимую технику, выслушать испуганные доводы друзей против поездки. Ведь мало того, что решил преодолеть такое расстояние, так ведь еще и в самую опасную страну в мире, — смеется Эндрю. 

— Это да, мы тут сплошные маньяки и агрессоры, живем мыслью, чтобы захватить поскорей всю Европу. 

— Ага, примерно так и думает большинство людей. Кто помоложе и на ты с интернетом, понимают, что это глупости, но телевизор постоянно рассказывает разные глупости. Надеюсь, я своим примером сумею доказать, что ничего страшного в России и русских нет. Хотя всякое случается, пару раз уже попадал в конфликты. При личном общении все в порядке, но вот такое ощущение, что водители — воплощение зла. Подрезать, обрызгать, да еще и обругать в окно — в порядке вещей. Пока думаешь, как ответить, его уже и след простыл. 

— Как впечатление от России и поездки? 

— От России — привычно хорошее, я ведь говорил, что уже третий раз тут. А поездка… Если честно, то скучно. Музыку в дороге не послушаешь, нужно все время быть очень внимательным, машины же кругом, трасса. Полтора-два часа кручу педали, потом какое-то время отдыхаю, перекусываю. Если встречается автобусная остановка, то прямо на ней, на скамейке. Если нет, то просто спускаюсь с обочины в поля, там сижу. Ночевать стараюсь в придорожных мотелях, все-таки душ, завтраки, горячая вода. Но если они не встречаются, то ничего страшного — палатка с собой. Даже супы варить могу, только сейчас тепло, нет потребности в горячей пище. Обхожусь закусками. В городах, конечно, питаюсь полноценно. Тридцать пятый день путешествия уже, пока не умер. 

— Ты ведь понимаешь, что сейчас в азиатской части страны расстояние между городами будет очень большим? 

— Конечно. Но я не извращенец, не собираюсь ехать исключительно на велосипеде. До Тюмени добирался на двух колесах, а в Новосибирск, например, поеду поездом, билеты уже куплены. Потом на юг до Бийска — тоже на велосипеде, а уж оттуда до Красноярска — поездом. Дальше посмотрим, многое зависит от погоды. Хотелось бы до Иркутска крутить педали, побывать на Байкале, острове Ольхон. Говорят, у вас там есть нерпы, которые живут в такой чистой воде… Как ее? Пресная, вот. Уже после Владивостока самолетом полечу на Камчатку, хочу побывать на знаменитых гейзерах. 

— В Сибири бушуют пожары. Не боишься? 

— Боюсь, конечно, но волков бояться — в лес не ходить, так у вас, кажется, говорят? Видишь, не зря с репетитором занимаюсь. Пожары-то ладно, да и волки не очень пугают, а вот медведей боюсь по-настоящему. Сейчас хоть и лето, они не голодные, но от случайного путешественника вряд ли откажутся. Впрочем, что во мне есть-то? Одни кости. Но на всякий случай везу с собой ракетницу и факел. Они шумные, яркие, кого угодно напугают. 

— Что из вещей с собой везешь? 

— Старался много не брать, только самое необходимое, но и то получились несколько сумок. Какие-то — на заднем багажнике, какие-то — на переднем. В принципе, ничего особенного там нет. Лаптоп, наушники, еда, палатка, спальный мешок, одежда легкая на каждый день. Ракетница вот. Ну и переносной аккумулятор, без него никак. Я специально выбирал максимально большой. Весит много, но он необходим. Все остальное стараюсь покупать по мере надобности. 

— Россия вообще нравится? 

— О да, невероятно красивая страна. Очень чуткие и отзывчивые люди. Конечно, если не за рулем. Обожаю местную архитектуру. Петербург, Казань — потрясающие по красоте города! В них хочется возвращаться снова и снова. Также нравится местная кухня. Хоть борщ я пробовал три года назад еще на Украине, но вот такие вкусные вареники с картошкой и пельмени встречал только в России. Знаю, что начинка у вареников бывает разная, но люблю именно с картошкой. Ну зачем мешать с тестом что-то сладкое, вроде творога или вишни? Не понимаю. Я стараюсь не просто путешествовать, а изучать местную культуру. Начиная от истории и заканчивая тем же самым употреблением алкоголя — выпить, задержать дыхание на несколько секунд и мя-я-ягонько выдохнуть, чтобы ощутить вкус. Эту практику мне еще в Петербурге показали. Даже закусывать не хочется. А история своя в каждом городе. Расскажи мне что-нибудь про Тюмень? 

— Ну вот, например, здесь в годы войны хранилось тело Ленина. 

— Какого Ленина? А, мавзолей! Ничего себе. Никогда бы не подумал, что он и после смерти путешествовал. Еще знаю, что здесь умер Вильгельм Георг Стеллер, естествоиспытатель. Стеллерову корову в его честь назвали. В Европе его имя известно. Жаль, что могила не сохранилась. Знаю, что через Тюмень увозили семью Николая II, которую потом расстреляли в Екатеринбурге. Я даже был в Храме-на-Крови там. Жестокие времена. Извини, но я не очень люблю большевиков 

— Да их никто не любит, не переживай. А из неприятных моментов чем Россия тебе запомнилась? 

— Очень мало велосипедных дорожек. Приходится или вместе с машинами ездить, или по тротуарам, где пешеходы. Это же опасно, нельзя так. Я думаю, это связано с тем, что в большей части страны очень долгая зима, велосипедистов мало. Европа вся изрезана дорожками, там проще и понятнее. Еще много городов с грязным воздухом. Дым от заводов, машин — всё летит к людям. Тюмень выгодно отличается от многих других городов, у вас много деревьев, зелени. 

— Почему все-таки один поехал? 

— А с кем? У меня три друга на велосипедах. Один недавно женился, второй просто не готов к таким путешествиям. А третий работает в министерстве обороны, его не выпустят из страны. Тем более в Россию. Хотя вот он как раз очень хотел. Я допускал, что могу встретить кого-нибудь здесь из единомышленников, но это же надо создавать флешмоб, искать таких же сумасшедших людей, а я даже в соцсетях не веду блог о своем путешествии. На портале PolarSteps (специальное приложение, показывающее маршрут и привязывающее фотографии из путешествия к конкретным местам) пишу фотоотчеты и всё. Стараюсь, кстати, писать на русском. 

В свою очередь Эндрю интересовался бытовыми вопросами: как попроситься в душ в поезде, как себя вести при встрече с медведями (ну да, тут же у каждого есть личный медведь в ушанке и с балалайкой) и что можно посмотреть в крупных русских городах. Перед поездкой голландец всерьез рассматривал вариант путешествия только на велосипеде, без поезда, но потом узнал настоящие расстояния в восточной и сибирской части страны и передумал. И без этих сокращенных тысяч километров Эндрю предстоит увидеть бескрайность и величие русских земель. «…И вязнут спицы расписные в расхлябанные колеи».

Источник: газета "Тюменские известия" https://t-i.ru/articles/27249